Центр гендерных исследований при ИПФ ПГНИУ

Цель центра – изучение основных направлений гендерных исследований, а также широкого спектра проблем, связанных с историко-культурными и социально-политическими аспектами взаимоотношения полов, политизацией сексуальности и положением субординативных сообществ в различных общественно-политических процессах мира, России и Пермского края.

Ирина Жеребкина «Концепции квир-идентичности (Тереза де Лауретис, Элизабет Гросс и Ив Кософски Сэджвик)»

Концепции квир-идентичности в современной феминистской теории возникают в связи с переходом к постфеминизму и появлением новых практик деконструкции гендера и «размывания» границ традиционных гендерных идентичностей, что в первую очередь связано с так называемым феноменом неосексуальности (гомосексуальность, транссексуальность) в современной культуре. Американский феминистский теоретик Тереза де Лауретис первой использовала ставший затем широко применимым термин квир-идентичность («странная», «экс-центричная») с целью артикуляции более сложного понимания женской гомосексуальности в ее пересечениях с социальными и субъективными формами фантазма, идентификации и желания. Затем этот термин стал использоваться не только для описания структур гомосексуальных (мужских и женских) идентичностей, но и других типов современных идентичностей, не укладывающихся в рамки традиционной гендерной дихотомии. Таким образом, термин квир знаменует собой переход от феминисткой теории (актуализировавшей и проблематизировавшей именно женскую субъективность, в том числе женскую гомосексуальную) к гендерной теории (актуализирующей другие типы гендерных идентичностей — мужскую, мужскую гомосексуальную и транссексуальные). Эпистемология квир-идентичности представляется особенно актуальной и для современной феминистской теории, так как, с одной стороны, хотя в конце 20-го века структура субъективности предельно усложняется и плюрализуется, формируя новые стратегии гендерной репрезентации, с другой стороны, практики гендерной маргинализации и подавления субъективности не только не исчезают, но становятся еще более гибкими и многообразными, что усугубляет и усложняет ситуацию гендерного неравенства/гендерных неравенств в постсовременном мире.

Рассмотрим наиболее известные концепции квир-субъективности в постфеминизме и гендерной теории – такие как гомосексуальные (женская и мужская) квир-идентичности Терезы де Лауретис и Ив Кософски Сэджвик, а также квир-идентичность как «экспериментальное желание» современного феминистского философа Элизабет Гросс.

Гомосексуальная квир-субъективность. Сконструирована через изменчивость и негативность не в меньшей степени, чем через ego-определенность, утверждает де Лауретис, поэтому и субъект феминистской лесбийской теории должен быть экс-центричным субъектом. Фигура эксцентричного субъекта определяется в терминах вытеснения — как социального, так и психического — то есть в терминах эксцесса, перверсии и дезидентификации. Мишель Фуко, как известно, обозначал такого субъекта как маргинального субъекта дискурса и практик: практики его осуществления реализуются через практики личного и политического перемещения через границы, разделяющие социо-сексуальные идентичности и общности, разделяющие тела и дискурсы. Одной из возможных моделей маргинального, экс-центричного, перверсивного субъекта и является, утверждает де Лауретис, лесбиянка. Значение интерпретации женской лесбийской субъективности как квир-субъективности позволяет де Лауретис осуществить критику эссенциалистских концепций лесбийской сексуальности и ввести в них критерий множественности, что находится в русле общего феминистского эпистемологического перехода к анти-эссенциалистской концепции женской субъективности.

Концепция reeup-идентичности Ив Кософски Сэджвик (Эпистемология чулана) в качестве «анти-гомофобического» проекта направлена на легитимацию миноритарных/гомосексуальных дискурсов в культуре, в то же время выступая против эссенциализма современных гей-лесбийских теорий, претендующих на обоснование новых форм альтернативной субъективности в культуре. Основной целью ее методологии является преодоление так называемого лесбийского/нон-лесбийского «разрыва» внутри современного феминизма, а также дискурсивного бинарного разделения на нормативное/девиативное, которое, по ее мнению, к концу 20-го века оказалось свойственно не только классическому феминизму, но также и гей-лесбийским теориям. Поэтому концепция Сэджвик выполняет двойственную задачу: артикулируя гомосексуальный дискурс в культуре, в то же время отказывает ему в дискурсивной самостоятельности и аутентичности хотя бы на той основе, что он не существует отдельно и независимо без своей бинарной оппозиции — то есть «больших», гетеросексуальных типов дискурса. Именно поэтому в качестве альтернативной топологии субъективности Сэджвик называет не гомосексуальные типы субъективаций, а квир-субъективацию, теоретическая перспектива которой, по ее мнению, на сегодняшний день оказывается открытой для каждого субъекта, независимо от ее/его сексуального опыта или сексуальной идентичности.

Квир-субъективностъ как «экспериментальное желание». По определению Элизабет Гросс, понятие квир — это не просто определение маргинальной сексуальности, а маргинальной трансгрессивной сексуальности, возникающее при осмыслении практик различия не только от гетеросексуальной, но и от гомосексуальной структуры субъективности. Поэтому характеристикой квир может обладать как гей-лесбийская, так и гетеросексуальная субъективность — фактически, любая субъективность, производящая трансгрессивное сексуальное действие. Основной конструкцией, лежащей в основе квир-идентичности и обеспечивающей ее трансгрессивный характер, Гросс считает конструкцию «экспериментального желания», которое Делез обозначил как субъектную позицию «становления». Главным параметром в конструкции квир-субъективности является, таким образом, параметр нередуцируемости субъективности к любым застывшим идентификационным моделям — как гетеросексуальным, так и гомосексуальным, как белым, так и цветным, как западным, так и незападным и т. п. Именно поэтому само понятие квир возникает в современной феминистской теории тогда, когда, по словам Гросс, в ней появляется необходимость избегнуть традиционных бинарных оппозиций и понятий мышления — в частности таких, как традиционные гендерные оппозиции мужского и женского, столь долгое время бывшие основным предметом размышления феминистской теории.

Источник: Жеребкина И.А. Феминистская теория 90-х годов // Введение в гендерные исследования Ч.1./ Под ред. И.А. Жеребкиной. – Харьков: ХЦГИ; СПб.: Алетейя, 2001. – с. 63-66.

Advertisements

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: