Центр гендерных исследований при ИПФ ПГНИУ

Цель центра – изучение основных направлений гендерных исследований, а также широкого спектра проблем, связанных с историко-культурными и социально-политическими аспектами взаимоотношения полов, политизацией сексуальности и положением субординативных сообществ в различных общественно-политических процессах мира, России и Пермского края.

Горшков А.С. Гендерные лакуны отечественной политической науки: методологические и эмпирические вызовы

Тезисы для Всероссийского научно-образовательного форума «Политология — XXI век: традиции отечественной политической науки и современность» с международным участием (МГУ, 11-12 ноября 2011)

В отечественной политической науке проблема институционализации и легитимация гендерных штудий, несмотря на некую иллюзию укореннённости, по сей день – достаточно болезненна и софистична. В «атомарном вихре» западных гносеологических репрезентаций и заимствований в непримиримую конфронтацию вступают: политическая конъюнктура, патриархальные паттерны и декларируемые гуманистические ценности.
«Либеральная» эйфория 1990-х (к слову, сменившаяся когнитивной селекцией 2000-х) способствовала привнесению в академический дискурс (наряду с кристаллизацией в поле публичной политики феминистски ориентированных групп) принципиально новых сюжетных линий, антагонистичных традиционно «маскулинному» лику науки. В исследовательском поле складывается несколько направлений, маркируемых в терминах «гендерной теории»: нивелирование патриархального господства в сфере публичного и приватного, связанного с сексизмом и андроцентризмом; достижение эгалитаризма и транспарентности карьерных позиций и нейтрализация репрессивных механизмов власти; дискурсивность женской сексуальности и телесности; ре-дискрипция отечественной истории с реставрацией фемининного и т.д. Частично, данные фрагменты были агрегированы в специализированные учебные программы высшей школы (Ивановский государственный университет, Пермский государственный университет, Европейский Университет в Санкт-Петербурге и т.д.), а также – аффирмированы созданием профессиональных научно-исследовательских институций («Московский Центр Гендерных Исследований», «Гендерные исследования – Центральноазиатская сеть»; университетская сеть для стран бывшего СССР — «Харьковский Центр Гендерных Исследований» и пр.).
Однако, несмотря на всплеск гендерного научного интереса (о чем свидетельствуют работы О. Ворониной, Н. Кочкиной, С. Айвазовой, Н. Пушкаревой, И. Жеребкиной, О. Рябовой, Н. Борисовой, Д. Вершининой и др.), к середине-концу «нулевых» стала очевидна его локальность, дисперсность и дискриминативность. Во-первых, это проявляется в спорадическом характере реализации гендерных курсов, особенно в структуре факультетов / кафедр политологии / политических наук российских вузов, в рамках которых до сих пор культивируется идея о маргинальности, релятивизме и профанативности «женских» (самый распространенный клишированный тезис) теорий. И это обстоятельство — аппликация с политической реальности, актуализирующей механизм эксклюзии женщин из сферы принятия решений и возвращение государственной риторики (по умолчанию) в лоно демографии и домохозяйства. В то время как интеграция гендерных эпизодов в образовательный процесс – необходима, поскольку является эффективным инструментом политической социализации (как школьников, так и студентов) вне сексистских, гетеросексистских и ксенофобских ярлыков.
Во-вторых, в стане гендерологов образовался существенный раскол с нарастающим потенциалом конфликтогенности, обусловленный монохромностью исследовательского фокуса. В частности, все чаще (и это – вполне осязаемый политический тренд, продуцируемый не только государственной, но и православно-клерикальной элитой) в зону академического отчуждения попадают феномены «инаковой» гендерной идентичности (квир, гей, лесби, трансгендер, транссексуал, интерсексуал и т.п.). В научной среде первые шаги к анализу гей-«инаковости» были предприняты относительно недавно в контексте социологических (Е. Омельченко [5], фокусирующая внимание на эскалации гомофобии в молодежной среде), исторических (И.С. Кон [4]) и политических исследований (А.С. Горшков [1;2;3]).

***
Таким образом, перед политической наукой России стоит серьезная задача рефрейминга предметного поля, которое должно стать более гуттаперчевым и рефлективным по отношению к социальной реальности, релевантно вписывающей в свой контекст дифференцированные группы интересов, артикулирующих политический мессидж. Учитывая, при этом, и то обстоятельство, что государство постулировало (еще в 1990-е гг.) солидарность с международными механизмами дистрибуции политики толерантности и гражданского согласия.

Литература
1. Вершинина Д.Б., Горшков А.С. Эволюция квир-идентичности в Великобритании // Вестник Пермского университета. Серия «История». Пермь, 2009. Вып. 3. С. 77-87.
2. Горшков А.С. Институционализация меньшинств в поле публичной политики. Диссертация на соискание уч. степени кандидата политических наук. Пермь, 2009.
3. Горшков А.С. «Инаковость» и гендерные вариации множественной идентичности / Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции «Идентичность как предмет политического анализа». Москва: ИМЭМО РАН, 2011. С. 169-173.
4. Кон И.С. Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. 2-е изд. М.: АСТ, 2006. – 574 с.
5. Омельченко Е.В. В поисках гомофобии. Опыт исследования механизмов исключения «другой» сексуальности в провинциальной молодежной среде [Электронный ресурс]. URL: http://feminist.org.ua/library/homosexuality/txt/omelchenko_homo.php

Реклама

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: